Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

Линза

Матея Матевский

Дождь

Страх

Движется медленно движется шатко табун поднебесный
речью утраченной вырванной неизвестной
Неудержимый поток за прозрачною шторой
дождь неподкованный дождь оставляющий норы
в рыхлой земле в маслянистой налившейся пашне
топот во тьме растворившийся гулкий и страшный

Ну и куда перед этою прорвою этой оравой
хмуро нависшею над горизонтом шершавым
гибельным облаком почвы и ночи нежданно
ставшим в глазах моих смертью и океаном

Ну и куда сквозь твои монотонные дали
все вертикали в округе ветра разметали

Ну и куда в чёрном вареве почвы и ночи
с камнем в руке и говном наполняющим очи


Песня

Ну и куда зазываешь упрямо и нежно
песня ребёнок напуганный безутешный
песня стрела из травы и синица из дёрна
где же ты дождь мой дымящийся и упорный
за колобродство на прочную привязь посажен
песня меня проведёт по небесным пейзажам

Стань полускрытая мгою и темнотою
с гривой щетинистой или же гривой живою
самою храброй на свете и самой счастливой
жилистым месивом почвы и ночи и с гривой
блеском металла глаза отводящею грому
дабы распад пересечь по лучу золотому

Так отвези отвези я прошу тебя в детство
или же в старость хранящую внукам в наследство
дверь за которой мечта красоты несравненной
сон разрисованный всеми цветами вселенной

Где-то за нею мой дождь не сочти за безумца
только с дождём мне к родному порогу вернуться


Табун

Движется медленно движется шатко табун поднебесный
(отбарабанив дыханьем скользит бессловесным)
в окнах распахнутых не различить его вот он

В комнате каждая вещь покрывается потом
пар поднимается и горизонт заволочен
непроницаемым маревом почвы и ночи

Сердце моё не боли жеребёнок бескрылый
рвущийся прямо в окно за каурой кобылой
перетерпи своё стойло грудное и скоро
в том табуне полетишь в безоглядность простора

(с) перевод с македонского Сергея Ивкина
Перо

Иона

1.
Всё возьми. Оставь пожить немного.
Вдохи реже, а удары чаще.
В этом самолётике для Бога
я – не больше, чем кимвал звучащий.

В полутьме стеклянной отраженье
отвечает, словно из утробы
на УЗИ в нечётком разрешенье,
лишь поются губы: бобэоби.

Нашу тень распятую выносит
на поля, лишённые приплода:
партизаны поджигают осень.
Это не финита, а погода.

Это объявление метели.
На петлицы ягоды рябины.
Нас радисты заживо отпели.
Запах листьев хлещет из кабины.

2.
Радиорубка верньером скребёт эфир.
Ветер сегодня общительней, чем дельфин.
Между помехами нет ничего на свете.
Тёплое чрево кита, где мне трудно ды…
То, что спасает от холода и воды,
также имеет форму и сущность клети.

Бейся, радист. Отчаянье – это стыд.
Дождь… Поднимается море… Рассудок спит
и порождает чудовищ огневолосых:
это горит обмотка твоих реле.
Помни, с молитвой и на одном крыле
ковыляет во мгле Утёсов.

3.
Трещины тоннелей в тёмно-синем
небе не видны со дна колодца.
Только песня тянет из трясины.
Только песня проявляет солнце.

Только песня оградит Иону,
сообщит артериальной почтой,
что желудок обратится в лоно,
и могила обернётся почвой.
Перо

Ночные песни

Мир меркантилен, песня – не алтарь.
Орнамент на бокале для спиртного.
Под окнами лабает школота
мои же песни каждый вечер снова.
И точно так же клянчит перемен,
как я в свои пятнадцать верил в телик,
где появлялись Григорян Армен
и прочие агенты двух Америк.

Отчаянного детства саундтрек
использован в артхаусной фальшивке.
О чём все эти люди во дворе
мечтают скопом, о какой наживке?
Куда они полезут, протрезвев,
глухие рыбы, на какую сушу?
Очередных ревизий разогрев.
Я не могу всё это больше слушать.

Я был таким же. И горячий стыд
мне заливает щёки в полумраке.

Слова влагают в рану как персты…
По всей земле подняли вой собаки.
Перо

43-й Ильменский фестиваль

Очень тяжело рисовать на улице, словно ветром выдувает настрой что-либо делать. Тем не менее некоторое количество рисунков с 43-го Ильменского фестиваля я запечатлел на телефон. Оригиналы раздарил портретируемым.

20190629_14.jpg
Рустам Паймурзин. Невероятный музыкант из Перми, крайне редко выходящий на сцену. Он объехал половину Земшара в роли дирижёра камерного хора, потому солирует исключительно у костра.
Collapse )